Реклама давно стала неотъемлемой частью нашей жизни. Мы видим её каждый день на телевидении, в соцсетях, на страницах газет и журналов, на уличных билбордах. Нам предлагают товары и услуги, объявляют о скидках и распродажах, но мало кому известно, что к услугам рекламы прибегают целые государства, желающие привлечь в свою страну туристов и обратить внимание иностранных инвесторов. Подробнее об этом нам рассказал Серей Становкин – глава коммерческого представительства телеканала BBC Wolrd News в странах бывшего СНГ, а также генеральный директор компании Dars Consulting (UK) Ltd., которая занимается региональным и корпоративным брендингом.   

Э.П.: «Новости хорошими бывают!» — таков слоган Вашей Европейской академии новостей. Неужели в 21 веке известные каноны телевидения, говорящие о том, что лучшие рейтинги делают только негативные новости, изменились? Если да, то как это произошло?

С.С.: У вас много всего в вопросе. Прежде всего, все каналы разные. Несомненно, все каналы меняются. Восприятие человека, оно тоже разное – говорят, что стакан на половину пуст или на половину полон. У одного человека впечатление о чем-то может быть такое, что всё ужасно, а другой видит в этом возможность развития, возможность  изменений. Кто-то любит изменения, кто-то нет. Но вы говорите о цикле Европейкой академии новостей. Это цикл лекций, семинаров, это не совсем телеканал. Я его начал после того, как в Академии BBC в 2009 мы начали семинар и я понял, что одно дело, когда мы в Лондоне делаем семинар, и причем для сборных групп, и другое дело, когда мы делаем это за пределами Великобритании. Это значительно больше людей и люди, как это ни странно, сфокусированы на своей задаче. Одно дело когда в группе сразу несколько телеканалов, из Казахстана, России, например, а другое дело, когда мы делаем семинар для одного телеканала — вот сейчас приезжает телеканал Казахстан на следующей неделе к нам. Это уже и восприятие другое, и задачи, и аудитория, то есть получается более предметный разговор. А вообще я считаю, что всё зависит не просто от аудитории.  Аудиторию телеканал с одной стороны выбирает, с другой стороны — он её формирует. Кто как умеет, её формирует: кто-то её обучает, кто-то её развлекает, кто-то её информирует, кто-то делает всё это сразу. BBC World News – это информирование, развлечение и обучение. Это три задачи, которые решает ВВС.

Э.П.: В своих выступлениях Вы не раз говорили о том, что BBC значительно опережает CNN по многим показателям и что это телеканал номер один в мире. Почему, по-Вашему, CNN уступает? Возможно, это связано с некоторой закрытостью американцев?

С.С.: Здесь я бы не хотел говорить, что BBC номер один. Он действительно для меня номер один, как и для той аудитории, на которую мы работаем. У CNN очень большой охват, это телеканал для очень большого количество людей. Я сейчас говорю о BBC Wolrd News и CNN International, глобальных телеканалах. Любой телеканал можно оценить прежде всего по контенту, который идет на телеканале и тому, кому он адресован. Если вы видите на ВВС сразу несколько программ о бизнесе или финансах, причем они идут в одно и то же время, они идут вне зависимости от того, есть спонсор или нет, это одна ситуация. Другое дело, когда на CNN есть одна или две программы, одна из них развлекательная, в виде шоу, то вы понимаете, что аудитория, которая смотрит эти программы, не так глубоко, возможно, хочет заниматься бизнесом. То есть это разные аудитории.  Есть и моменты, связанные с доверием. Не случайно сегодня так много говорят о fake news. Для ВВС доверие аудитории это самое важное. Начиная с 2007 года, когда было первое измерение медиабрендов в области доверия аудитории, ВВС всегда занимает первое место. Понятно, что мы первые по цитируемости, по количеству программ. Нас очень сложно сравнивать с CNN, потому что мы производим много документальных фильмов, ВВС производит и художественные фильмы. Я хочу сказать, что есть очень много параметров, по которым вы можете сравнивать телеканалы, но для меня доверие аудитории — это один из самых важных моментов. Потому что это показатель.  Ну и второй момент, это аудитория — образованная, обеспеченная, авторитетная, влиятельная – аудитория, к которой мы обращаемся и с которой мы работаем в первую очередь.

Э.П.: То есть доверие для телеканала это ключевой базис?

С.С.: Да, это как вопрос про курицу и яйцо, одно без другого невозможно. Без доверия нет репутации, без репутации нет доверия. Конечно, это взаимосвязанные вещи.

Э.П.: Канал BBC, во всяком случае, русская служба телеканала, провозглашает следующие ценности: правдивость и точность, беспристрастность, независимость, служение общественным интересам, подотчетность аудитории. Как Вы считаете, все ли СМИ должны их разделять?  

С.С.: Конечно, формально ценности могут быть разными. Но есть так называемые общечеловеческие ценности и есть ценности, наверное, общепрофессиональные. Хотя нельзя забывать, что каждое издание и каждый телеканала решает свои задачи. У кого-то есть собственники, есть каналы, которые являются коммерческими проектами. BBC был образован в начале двадцатого века именно для того, что бы образовывать, информировать и развлекать. И эти три задачи и решает BBC, это касается как корпорации BBC, так и телеканала в частности. Но телеканал BBC World News, в отличие от канала BBC, который вещает внутри Великобритании, находится в острой конкурентной ситуации. Мы уже говорили о CNN, есть и другие каналы, в Азии, например – это NHK японский, KBS корейский, CCTV International китайский, они чрезвычайно активны. В других регионах мира активны другие телеканалы. Разумеется, мы вынуждены учитывать эту конкуренцию. Но это зачастую нам помогает, наоборот подчеркивая наши сильные стороны. На фоне конкурентов видно, как много информации мы имеем, как мы глубоко копаем, насколько информация проверенная и так далее.

Э.П.: Вы говорили сегодня на семинаре (в Альметьевске), что BBC не финансируется государством. В то же время его финансируют жители Соединенного Королевства. Как устроена эта система, расскажите поподробнее?

С.С.: Да, верно. Изначально в Великобритании это так было устроено, что есть лицензия, которую платит не просто гражданин, а каждый житель, резидент Великобритании. И, соответственно, эта оплата финансирует телевидение. BBC получает большую часть.

Э.П.: Как сами британцы относятся к такому сбору?

С.С.: Вы спрашиваете у британцев и мой любимый ответ в таких случаях: все британцы разные. Но большинство поддерживают эту идею, судя по тому, что они платят. Возможно, есть люди, которые считают, что платить не надо, но за 30 лет жизни в Англии я не встречал таких общественных движений против оплаты. Насколько я понимаю, живя в Великобритании, для британцев это доступ к проверенной, качественной, современной информации. Ведь вам не все равно, что вы едите и не все равно какую информацию потребляете – случайно найдена эта информация или она подготовлена. В этом может быть и плюс, и минус. Если вы идете в ресторан и этот ресторан для вас неизвестен, могут быть любые сюрпризы. Но если вы знаете и доверяете, и вам интересно в этом ресторане питаться, то вы чувствуете себя комфортно и хорошо. То же самое и с информацией. Информацию нужно приготовить, информацию нужно поверить, её нужно сформатировать. Потому что один вариант, когда у вас есть время, другое дело когда у вас нет времени, но вам все равно нужно знать о факте. Вы можете этот факт получить со сравнением – при этом вы этому сравнению можете доверять или не доверять, оно может быть релевантным, может быть нерелевантным, здесь очень много всего, чем занимается журналист.

Э.П.: Такая форма финансирования для телеканала предполагает большую свободу, свободу от государства, свободу от цензуры? Или для британских СМИ цензуры нет в принципе?

С.С.: Вы знаете, в каждой стране есть свои нюансы. Цензуры нет. Но есть закон, по которому вы можете обратиться в суд, и суд может принять решение, что, например, если вы известный футболист или известная личность, то о вас нельзя говорить в том или ином контексте. Это не цензура, но достаточно необычное явление, которое может происходить в Великобритании. Но говоря о телеканале — да это возможность быть независимым. Не случайно на BBC вы видите так много острых интервью с министрами, с руководством правительства, с членами парламента. Нередко эти острые интервью заканчиваются отставками, бывает такое. Поэтому когда говорят, что правительство управляет BBC, конечно очевидно, что это не так. Говоря о лицензиях, да – лицензии собираются, и здесь правительство выступает агентом. Но это если речь идет о национальных телеканалах.

Э.П.: На сайте компании Dars Consulting, которую Вы возглавляете, много материалов о том, как сформировать яркий и привлекательный образ страны. Но интересно, как страна должна понять, что она лишена положительного имиджа? Когда возникает это осознание?

С.С.: Вы знаете, здесь очень интересный, очень важный вопрос. Наверное, Вы говорите не о стране, а о государстве. Государство – это аппарат, а страна – это территория, на которой живут граждане страны. И зачастую сами граждане понимают, что нужно менять впечатление о стране. К ним не приезжают туристы, не приходят инвесторы или, наоборот, инвесторы уходят. А государство это не понимает, возможно, в силу того, что у государства всё хорошо. Тут есть интересный момент взаимосвязи. С одной стороны практически не бывает успешных кампаний по продвижению инвестиционного туристического потенциала страны без того, чтобы объяснить населению, зачем это нужно. Особенно там, где нет денег — в Африке или Южной Азии. Когда небольшие страны активно начинают привлекать туристов, инвесторов, многие думают: почему эти деньги не потратить на госпиталь, почему бы их не потратить на дорогу?  Зачем эти деньги тратить на каких-то непонятных людей, которые то ли приедут, то ли не приедут. И тогда необходимо объяснять, что и госпиталь построить нужно, но кто в нем будет работать? А как будет энергетика обеспечиваться, за счет каких средств? Нужно не просто построить дорогу, её нужно обслуживать. Кто по этой дороге будет ездить, если по ней не будут возить ни грузы, ни людей. Ну, построили дорогу и что дальше? Есть много стран, примеров, когда дорога строится или строится гостиница и стоит пустая. Туристическую инфраструктуру построили, но для неё нужны туристы. Внутренний турист это хорошо, вы можете сделать массу конференций и возить чиновников, например, из одного региона в другой и таким образом вы будете обеспечивать внутренний туризм, то есть вроде как много людей будут перемещаться их пункта А в пункт Б, но в казну это денег не добавляет. А въездной туризм, именно международный, обеспечивает поступление денег в бюджет страны. Но для того, чтобы турист выбрал или проголосовал деньгами в пользу той  или иной страны или того или иного региона, конечно, с ним нужно быть в контакте и нужно создавать для него не просто позитивный имидж страны, но ему должно очень сильно захотеться приехать в страну. Поэтому да, в некоторых странах приходится  говорить именно об этом – зачем это нужно. В других странах удается об этом не говорить, а решать творческие задачи какие-то. И, конечно, это интереснее. 

Э.П.: Я так понимаю, что для привлечения инвестиций, страна должна ассоциироваться с безопасностью и в то же время конкурировать на рынке с другими странами. Согласно исследованиям Россия занимает 31 место в индексе брендинга стран, пропуская вперед Грецию… Можно ли сказать, что Россия не заботится о своём имидже?

Брендинг стран

С.С.: Я считаю, что каждое государство заботится о своем имидже, но заботится так, как умеет. Я не могу сказать, что Россия не заботится об имидже, потому что вы читаете выступления руководителей страны, по телевизору прежде всего, не в Твиттере, а по телевизору (смеется), где говорится о важности привлечения инвестиций и я, доверчивый человек, и все остальные люди, доверчивые, мы понимаем – да, руководство хочет привлечь инвестиции. Поэтому, отвечая на Ваш вопрос, заботится или не заботится – да, заботится. Но по-разному, так, как умеет, так, как привыкла. Ведь все мы хотим запускать космические  корабли, но не все могут и не все понимают, зачем их запускать. Не все понимают, что запуск космического корабля, это не только престижно, но это еще и выполнение каких-то экономических задач. И это не только экономические задачи. Все по-разному живут и имеют разные результаты. В этом и прелесть жизни, наверное.

Э.П.: Недавно в одном фильме прозвучала фраза «все хакеры-русские и все русские – обязательно хакеры»… Как повлияли известные всем международные скандалы, имевшие место на территории Великобритании, на репутацию России?  Как это ударило по имиджу? Стали ли британские СМИ относиться как-то иначе.

С.С.: Я пытаюсь разделить Ваш вопрос на две части. Вы спрашиваете об отношении британских СМИ. Насколько я понимаю, средства массовых информаций — это площадка, медиа-платформа для того, чтобы дальше давать возможность высказаться, в том числе и своим журналистам и редакторам. Изменилась ли у них отношение к России? Видите ли, другого контента нет. И если раньше был контент, связанный с научными открытиями, какими-то культурными выставками, это один момент. Ведь есть еще одна очень важная  задача у государства — это обеспечивать контент, интересный и привлекательный для целевой группы. Например, если у России есть Russia Today — международный телеканал, который рекламировался в свое время на BBC, и многие удивлялись, почему BBC, международный канал, взял рекламу у Russia Today – это произошло именно в силу того, что мы видели в Russia Today потенциального рекламодателя, компанию, которая начинает свою деятельность и хочет себя прорекламировать. Но из-за названия Russia Today я ожидал, что там будет много интересного о России, но ничего интересного о России я на этом телеканале не узнал. Может быть, я не те программы смотрел. Я не говорю, что я специалист по телеканалам. Но здесь проблема именно в том, что государство не обеспечивает этого интересного контента.  И когда говорят, что никто не хочет ничего показывать, я говорю, что вот есть интервью и во время этих интервью можно отвечать на какие-то вызовы и вопросы, а можно наоборот делать вектор и рассказывать о возможностях в стране. Или  другой пример: в стране проходит много экономических форумов, но я заметил, что эти экономические форумы посвящены не столько экономике, сколько политике, или молодежному движению, социальным вопросам. Но экономика, она тем и интересна, что люди, которые занимаются бизнесом и экономикой, они этим тоже интересуются. И, соответственно, Россия в этом плане может очень много нового сделать, дополнительно. И тогда она будет интересна, именно этим контентом. Потому что огромная страна с огромными возможностями. Конечно же, любой инвестор и любой турист должен мечтать о том, чтобы оказаться в стране. Но это нужно показать. Это задача самой страны, а не задача журналиста какого-то издания, найти вот эти изюминки и найти что-то, что привлечет читателя. Это задача каждой страны — показать себя с самой лучшей стороны.

Э.П.: Насколько Чемпионат мира по футболу оказал положительное влияние на имидж России? Ведь в те дни каждый день наши телеканалы говорили о том, как у нас всё здорово. Но ведь в то же время не становится меньше людей, которые хотят покинуть страну. Это тоже показатель?

С.С.: Здесь два вопроса, но они связаны, наверное. Если вы говорите о людях, которые хотят покинуть страну и международное спортивное событие… Конечно, событие уровня Чемпионата мира по футболу можно было рекламировать не только на  крышах домов в Москве или других городах России, но можно было и нужно было рекламировать по всему миру. Потому что любому россиянину, конечно же, хотелось гордиться тем, что страна принимает крупнейшее спортивное соревнование.

фото: inbusiness.kz

Э.П.: То есть об этом не говорилось особо за пределами России, Вы хотите сказать?

С.С.: Рекламы за пределами страны я не видел. Более того, когда я встречался с российским оргкомитетом Чемпионата мира, то мне сказали, что Россия не ставит задачу рекламироваться за пределами страны. То же самое, кстати, было и на олимпиаде в Сочи: огромный спортивный фестиваль, который успешно провела страна и мало кто сомневался, что Россия проведет его успешно, но это была хорошая возможность. Даже если вам казалось, что спортсмены приедут и приедут фанаты, это как раз и называется информационным поводом. Как раз многие страны пытаются и используют такие события, чтобы позиционировать себя в мире как конкурентоспособную страну, страну, интересную для всех. Это нужно для тогои чтобы люди, который приезжают на Чемпионат мира по футболу, не приезжали на матч и уезжали на следующий день, а чтобы они оставались на выходные, чтобы они приехали не сами по себе, а с друзьями, с детьми, женами, мужьями и могли посмотреть и музеи, и все что в стране есть, не только сам чемпионат. Но для этого их нужно было к этому подготовить и пригласить.

Э.П.: Какую роль кино играет в брендинге?

С.С.: Это очень важный вопрос. И в прессе я часто читаю о том, что «мы сделаем фильмы и мир узнает о России». Есть несколько уникальных моментов, которые отличают Россию от Грузии, Казахстана, Армении, других стран бывшего СССР. Эти страны, они используют свою территорию как съемочную площадку для всего мира. Пытаются, зарабатывают на этом деньги. Буквально в январе этого года в Казахстане был принят специальный закон о кинематографии. В Армении и Грузии это было принято раньше. И там, если вы в Голливуде или в индийской продакшн-компании, вы получаете определенные деньги – вас экономически привлекают снимать фильмы в этой стране. В России по-другому. В России эти экономические преференции получают российские компании каким-то образом и явно, что Россия не привлекает Голливуд. Я в этом вижу большое отличие и, может быть, поэтому мало снимает интересных фильмов для мира, мало оказывается в прокате. Я не сомневаюсь, что Россия очень талантливая страна и здесь очень много талантливых операторов, актеров, режиссеров, но получается так, что конкурировать они могут лишь внутри страны. За пределами страны — это только в рамках какого-нибудь фестиваля и жители, население страны, узнают только о победах на фестивалях. Но победа на фестивале это искусство ради искусства, с моей точки зрения — это еще не победа в прокате. А вот конкурентная способность — это то, чем голосует зритель. Он приходит и сдает в кассу свои деньги и голосует за тот или иной фильм, за того или иного режиссера. Россия не участвует в этой конкуренции.

Э.П.: В своем Твиттере Вы поздравили ваших украинских друзей, коллег и партнеров с успешным проведением выборов Президента Украины. Интересно, а как освещаются выборы в Англии? К примеру, у нас в России президент никогда не участвует в дебатах. Никогда. Да и предвыборной рекламной кампании у него как таковой нет. О чем это говорит?

С.С.: Я начну с первого вопроса. Как это в Англии происходит – в Англии есть специальный канал BBC, который освещает работу парламента. Не просто новостями, а ведутся трансляции. Эти трансляции интересны многим, потому что дебаты это часть как раз работы парламента, открытые дебаты, где у людей разные точки зрения. Это определенная культура, это культура открытых, публичных дебатов – этим эта культура отличается от культуры митингов и прочих мероприятий, где один микрофон и все по очереди говорят. О чем это говорит? Я не знаю. Для каждого человека это говорит о разном. Что хочет сказать тот человек, который уходит от открытых дебатов? Кто-то хочет сказать, что он важнее, кто-то хочет сказать, что его оппонент не так важен. Наверное, каждый вкладывает в это своё. Но понимают все разное, как это ни странно. Ведь нет единой точки зрения на это. Люди старшего возраста на это посмотрят вот как-то так, люди помоложе посмотрят по-другому. Те, которые живут в деревне, они смотрят одно, те, кто в городе – по-другому. Здесь очень сильно зависит от человека, его восприятия и жизни и его опыта жизненного. Мне кажется, одного ответа нет, но есть целая палитра разных ответов у разных групп населения, которые это воспринимают.

Э.П.: Могут ли дебаты в Англии как-то повлиять на реальный расклад, на выбор избирателей? Теледебаты, которые видят по телевизору.

С.С.: Конечно, это и называется общественное мнение. Общественное мнение во многом формируется открытыми СМИ. И еще Вы знаете, интересный момент, Вы говорите о теледебатах. Но есть еще один формат, это реклама, политическая реклама. И это тоже сейчас очень актуально, не только для социальных медиа. И везде по-разному: в Твиттере запрещают политическую рекламу, Фейсбук от политической рекламы не отказывается. Я хочу сказать, что есть разные точки зрения. Но факт в том, что политическая реклама влияет. И здесь как раз важно отметить, что в России еще не развилась реклама до такой степени, до которой она может развиться. Когда говорят о рекламе, то все подразумевают рекламу товаров народного потребления. В России очень мало корпоративной рекламы, корпоративного брендинга. И, конечно же, политической рекламы нет или её мало. В лучшем случае это пиар. Если вы почитаете выступления руководства, и страны, и регионов, то там часто говорится о пиаре, о пиаре руководителей, но это немножко разные вещи. Если мы говорим о политике, у каждой политической партии есть свои цели и задачи, это даже не столько пиар руководителя, сколько представление тех задач, которые партия собирается решить, то есть какое прекрасное будущее и каким образом эта партия собирается построить — вот о чем часто политическая реклама. До этого нужно дойти, нужно время для того, чтобы понять преимущества рекламы. Потому что у рекламы есть повторяемость, она формирует узнаваемость, реклама формирует определенный образ и в очень короткое время. Не случайно рекламный ролик это всего 30 секунд. Но такой формат стандартный очень сложно многим понять, тем более руководителям старшего поколения. Ну что такое 30 секунд? Вот выйти на 30 минут выступить, это уже что-то. Наверное, должно смениться поколение, когда и мыслей будет больше и все смогут высказываться короче. Это тоже, наверное, и образование, и культура и очень многое. Тогда и жизнь будет быстрее, динамичнее развиваться — мне кажется, это влияет очень на многое. И темпы жизненные быстрее будут, и экономические процессы, и страна быстрее будет развиваться.

Да, многие телеканалы вымирают, но успешные каналы растут и развиваются. Появляются другие форматы. И официальные медиа, и блогеры имеют свою аудиторию, но это не значит, что сила телевидения меньше. В этом смысле мне кажется очень показательной ситуация с твитами Трампа. Когда говорят о силе социальных медиа – посмотрите американский президент обращается через социальные медиа к миру. Может он и хочет обращаться, но помогают ему в этом все американские телеканалы, включая CNN, которые с утра рассказывают американцам, что написал за ночь или рано утром господин президент. Потом днем они говорят еще об этом, вечером собираются аналитики, анализируют твиты за день. Таким образом, благодаря телевидению многие узнают, чему был посвящен твит. Но очень малое количество людей читают реально твиты у Трампа. Мне кажется, это очень показательная картина в плане силы телевидения

Сергей Становкин

BBC World News

Э.П.: 19 декабря прошлого года на телеканале BBC World News была запущена рекламная кампания, посвященная Украине. Причем уже не первая. Но интересно и то, что в России уже несколько лет проводится своя «рекламная кампания». Каждый день нам говорят об Украине, не в лучшем свете. Влияет ли это на имидж страны, как Вы считаете?

С.С.: Мы с Вами на русском языке говорим, я гражданин России, много лет живу за пределами России и я не знаю, что в России показывают по поводу Украины. Я не участник этих процессов, но мне кажется, что кроме Украины у России есть масса других и соседей, и друзей, и важных партнеров. И когда я оказываюсь в стране, меня конечно удивляет обилие контента, посвященного одной стране, даже если она большая. Я согласен, что Украина большая страна, одна из крупнейших в Европе и по количеству населения, и по территории, и связи у этих стран очень близкие, но такая же, и даже еще большая страна это Казахстан. Да, там меньше, возможно, население, но это девятая крупнейшая страна мира, граница с Россией огромная, связь экономическая тоже большая и, конечно, немного обидно за моих казахстанских друзей. Есть Китай, который активно помогает России, это вторая экономика в мире и, конечно, нужно больше об этом говорить с моей точки зрения. Есть еще страны, которые прекрасно работают с Россией и в хороших отношениях и то, что им уделяется меньше внимания и это, к сожалению, может привести к тому, что эти страны переключатся на другие крупные рынки.

Э.П.: Какие телеканалы Вы смотрите в России? Поделитесь свежими впечатлениями?

С.С.: Знаете, я приезжаю ненадолго и смотрю без звука. Мне очень интересна картинка. Да, я смотрю новости, стараюсь смотреть всегда много каналов. Не один, не два, а пять каналов, меняю их периодически каждые 30 минут. Выделять какой-то канал я не хочу, потому что у меня нет любимого канала, который бы я постоянно смотрел. Но есть каналы с программами, которые я регулярно смотрю.

Э.П.: При этом у Вас был опыт работы на РБК, верно?

С.С.: Да, я участвовал в программе, посвященной рекламе на РБК. Это был 2006, 2007 года.

Э.П.: Есть ли региональное ТВ в Англии? Способно оно влиять также на местные власти? В чем его отличие от российских региональных телеканалов?

С.С.: Конечно, медиа это очень сильный инструмент. В каждом регионе в Великобритании они есть. Я бы выделил BBC Шотландия, потому что это очень сильный телеканал и много их материалов показывается на центральных каналах. Опять же, я, возможно, не специалист, я не провожу исследования, но с моей точки зрения здесь есть определенная пропорция, когда есть новости центральные, есть новости региональные, есть международные. Международным новостям на самом деле уделяется совсем небольшое время. И часто мои друзья из России спрашивают: как так, почему у вас об этом не говорят? Не говорят потому, что то, чем ты живешь, значительно интереснее и важнее. И это не потому, что британцы, они какие-то ограниченные. Прежде всего они хотят навести порядок у себя в стране, потом еще где-то, а потом взглянуть дальше. Тем более если мы говорим о населении в целом. Вот в этом я вижу большое отличие. Когда я смотрю каналы в России, я вижу как много времени  уделяется международным событиям. Этих событий может быть не много, это может быть какое-то одно событие, но ему уделяется очень много времени. А событиям внутри России – мало. Получается, что о стране и регионе, узнать очень сложно что-то. Это и региональные новости тоже, если вы обратите внимание: много о спорте, много о культуре и практически нет новостей об экономике. Может быть, я не там смотрю, может быть, не так я смотрю. Возможно, моё мнение, оно  сугубо субъективно. Но мне этого страшно не хватает. Зачастую не знаешь, что происходит, что будет происходить. Можно узнать, что уже произошло, особенно по телевизору можно узнать, что «вчера закончилось…», «вчера прошло…». А что через неделю будет, вот этого нет. Даже анонсов крупных мероприятий нет. Мне кажется, это очень важно — подготовить аудиторию, если это крупное событие, даже если оно региональное. Этого мне очень не хватает в России. Здесь, в Англии, это есть. Здесь есть анонсы программ, которые в будущем будут через неделю. Причем на BBC внутри Великобритании нет рекламы, но есть эти анонсы.

Э.П.: Каким Вы видите ТВ в ближайшем будущем. Оно будет уступать интернету или интегрируется в него? В каком формате оно будет существовать?

фото: inbusiness.kz

С.С.: Это еще одна большая тема. В чем преимущество коммерческих телеканалов? В том, что коммерческие телеканалы объективно имеют информацию, ведь за них голосует деньгами аудитория. Это проявляется и в виде рекламы, и в виде спонсорской поддержки определенных программ. То есть видно, если какая-то программа востребована, то идет какая-то реклама, если рядом идет только социальная реклама, значит эту программу поддерживает только государство и эта программа неинтересна. Но вот здесь хочется сказать об определенной персонализации телевидения. Но я вернусь в начало. В 2006 году, когда я начала работать в BBC World News очень плотно, мне говорили: обрати внимание, вот есть мобильная платформа, есть интернет. По-моему, только в 2007 году на bbc.com появилась реклама, и мы начали принимать рекламу и предлагать рекламное решение коммуникационное для наших клиентов на сайте. До этого рекламы на сайте не было. И тогда я говорил: да, это всё хорошо и это придет. Я занимался очень много телевидением, и вот прошло 12 лет — те же самые разговоры.  Да, интернет собирает больше денег, чем 10 лет назад – конечно, очень большие темпы развития, появилось очень много всего. Но и на телевидении появилось тоже очень много всего. И появилась дополнительная аудитория. Поэтому, конечно, телевидение будет более интерактивным, конечно будет возможность сегментировать аудиторию для рекламодателей совсем по-другому, но вот это остается. Я вижу большую разницу между телевидением и интернетом. Интернет реализует ваши желания, а телевизор эти желания создает. В интернет вы идете за тем, что вы хотите уже узнать. Вы уже почти это знаете, но хотите узнать больше — больше о какой-то стране, больше о каком-то городе, если вы говорите о туризме. А телевизор вам представляет город или страну даже тогда, когда вы об этом не думаете. И, конечно, для новых стран, для новых территорий, для новых возможностей — это самый подходящий инструмент, иначе ими никто не будет интересоваться. Как стране, которая решила привлечь инвесторов в новый сегмент экономики, заявить о себе? Ведь в интернете ищут другие страны, другие компании, которые уже работают на рынке. Именно в этом и заключена огромная сила и возможность телевидения.