Для промышленных гигантов пандемия стала настоящим вызовом. В условиях карантина им приходится решать не только производственные задачи, но и кадровые. Так, британская нефтегазовая компания BP уволила тысячи рабочих с площадки своего завода Tangguh LNG в Индонезии. Причина простая – его удаленность и слишком тесное пространство, в котором персонал работать уже никак не сможет. При этом BP пожертвовала 2 млн. долларов Всемирной организации здравоохранения. #Сидядома, Эдуард Прокопьев узнал о том, как на пандемию отреагировали другие нефтегазовые компании.

Начать стоило бы с крупнейшей нефтегазовой компании мира Saudi Aramco, но говорить о каком-либо влиянии крупного бизнеса на здравоохранение в Саудовской Аравии затруднительно – 100 % компании контролируется правительством Саудовской Аравии, то есть, фактически, одной семьей. В королевстве принят ряд профилактических мер, объявлен комендантский режим – в некоторых городах он действует круглосуточно. Король Салман объявил о дополнительной поддержке здравоохранения на сумму $1,86 млрд. Еще 32 миллиарда будут направлены на поддержку экономики, в том числе малого и среднего бизнеса. Но вряд ли все эти меры поддержки можно напрямую связать с Saudi Aramco, которая всегда неохотно раскрывала свою финансовую деятельность.

Другое дело США. Ведущая нефтяная компания Америки Chevron известна тем, что еще в годы Второй мировой войны исправно выполняла военные заказы на поставку топлива для военной техники. Вот и теперь, перед лицом новой национальной угрозы, корпорация не осталась в стороне. Но еще до того, как вирус пересек Атлантику, компания моментально отреагировала на угрозу здоровья своих работников. У одного из них, в лондонском офисе, подозрительные симптомы появились в конце февраля. В итоге еще до(!) результатов взятого теста на «удаленку» отправили весь персонал – это несколько сотен сотрудников. С рабочими на месторождениях всё, понятное дело, сложнее. Уже в начале апреля СМИ сообщили о двух случаях заболевания коронавирусом на одной из морских платформ Chevron в Мексиканском заливе. Компания приостановила буровые работы и отправила часть работников на континент, а продолжительность смен увеличилась с двух недель до трех. Ежедневные измерения температуры, изоляция или максимальное дистанцирование нефтяников, заступающих на смену – всё это стало нормой не только для Chevron, но и для других нефтяных компаний, столкнувшимся с эпидемией. При появлении симптомов находящийся в море работник сразу же изолировался, после чего сдавал тест на Covid-19. Помещения, дверные ручки и поручни тщательно дезинфицировали. В особенности те места, где спали и работали нефтяники с положительным тестом на коронавирус. Что же касается общественной деятельности, Chevron выделила $ 7 млн. на поддержку продовольственного фонда, образование и здравоохранение. 

Большинство крупных нефтегазовых компаний решили принять самое непосредственное участие в борьбе с пандемией. Они производят маски, антисептики или же сами занимаются разработкой новых защитных средств. Так, еще один американский нефтяной гигант ExxonMobile объявил о разработке новой маски («industrial-style mask») — со сменной системой картриджей для фильтрации загрязняющих веществ. Разработка велась совместно с Центром медицинских инноваций технологического института Джорджии, а тестируются новые маски под бдительным надзором Управления по контролю за продуктами и лекарствами США. По сообщениям СМИ, жаждущие контрактов производители уже выстроились в очередь – они готовы  делать до 40 тысяч масок и фильтрующих картриджей в час. В первую очередь их получат врачи, лечащие пациентов с COVID-19. Кроме этого, ExxonMobil пожертвовал изопропиловый спирт (IPA), который является главным ингредиентом для изготовления дезинфицирующего средства для рук. Он сможет защитить около 56 000 медицинских работников и их пациентов.

Датский филиал французской нефтяной компании Total добывает нефть в Северном море, и он столкнулся с аналогичными же проблемами, что и Chevron. Сотрудников береговых офисов сразу же отправили домой. Тех, кто вернулся из стран, охваченных эпидемией, поместили на карантин. Работников перестали возить на вертолетах к месторождениям, теперь они вынуждены оставаться в море. Смена персонала проходит с соблюдением всех санитарных мер — различные рабочие группы ни в коем случае не должны смешиваться. Работники проходят регулярное обследование, а сам рабочий процесс проходит с соблюдением дистанции. Это касается даже посадки в столовой. Увы, финансовые потери оказались неминуемы — их компания стала нести еще до того, как им пришлось прибегнуть к таким мерам. Нефтегазовый холдинг был вынужден сократить свой инвестиционный бюджет на 15 миллионов долларов и еще на 800 миллионов – операционные расходы.

Возвращаясь к производству санитайзеров – к их выпуску приступили и другие компании. Венгерская нефтяная компания MOL для этого перепрофилировала целый производственный объект. Установка работает круглосуточно, производя ежедневно около 50 000 литров. Как заявляют представители MOL, оптимизировать производственные процессы им удалось за рекордные сроки — всего за две недели. Аналогичные производства крупнейшая нефтяная компания Венгрии запустила также в Словакии и Хорватии. 

В Бразилии одно из совместных предприятий уже упомянутой ранее BP использует для производства дезинфицирующих средств этанол из сахарного тростника. В «мирное время» его использовали в качестве топлива. Готовые антисептики передаются местным медицинским службам. Также британская нефтяная компания бесплатно заправляет топливом машины скорой помощи, как в Великобритании, так и в других странах Европы. Она также снабдила бесплатным реактивным топливом четыре благотворительные организации воздушной скорой помощи Соединенного Королевства.

Французская компания Total предпринимает аналогичные меры, жертвуя топливо больницам по всей Франции на сумму $ 54,39 млн.

Многие компании внесли пожертвования в различные благотворительные организации и фонды здравоохранения. Американская Нефтеперерабатывающая компания Valero пожертвовала $ 1,8 млн. на борьбу с вирусом в городах, где она работает. Австрийская нефтегазовая и нефтехимическая компания OMV передала $ 1,09 млн. австрийскому Красному Кресту и благотворительному фонду Caritas Austria, который занимается продовольствием и жильем. Нефтеперерабатывающий завод SARPOM (совместное предприятие, управляемое компанией Esso Italiana), пожертвовал 37 000 евро для приобретения материалов для лечения пациентов, пострадавших от COVID-19.

А что же китайские нефтедобытчики? На родине коронавируса Sinopec запустил производство материалов для масок, чтобы снизить их дефицит. После ввода всех планируемых мощностей в эксплуатацию к концу мая этого года они смогут производить 18 млн. медицинских масок в сутки. Не удивительно, что Поднебесная теперь активно снабжает масками другие страны, испытывающие в них дефицит.

Крупнейшие китайские нефтяные компании жертвуют значительные средства на борьбу с пандемией. К примеру, Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) выделила провинции Хубэй, наиболее пострадавшей от вспышки эпидемии, 50 млн. юаней (около 7,15 млн. долларов). Кроме этого, за свой счет CNPC поставила природный газ на сумму в 20 млн. юаней в 39 больниц, в которых лечат больных коронавирусом.

53 млн. юаней пожертвовала Китайская национальная оффшорная нефтегазовая корпорация (CNOOC). Это вдобавок к 18 тыс. литрам дизельного топлива и около 700 тоннам дезинфицирующих средств. Кроме этого, компания своими силами поставила природный газ во временный госпиталь «Лэйшэньшань».

Из-за таких затрат многим компаниям пришлось нарастить объёмы производства. Так, Sinopec увеличила объемы добычи природного газа на 5,7%.

Все эти примеры наглядно показали, что энергетические компании не остаются в стороне и готовы противостоять настоящим кризисным явлениям в обществе. При этом российские компании явно пошли по протоптанной дорожке своих китайских и европейских коллег, которые столкнулись с эпидемией гораздо раньше.