Это был теплый и солнечный сентябрьский день. И таким может быть только полдень сентября. Мы встретились у торгового центра, машина ожидала нас у остановки. До культурной столицы Татарстана не уехать с автовокзала. Рейс с него отправляется всего один, и то транзитный – через Челны. Обратно уехать такая же проблема. Не помогают ни историческая значимость, ни особая экономическая зональность.

И вот мы тронулись. Я очень люблю поспать в дороге, но в этот раз мне было не до сна. Наверное, все дело в том, что «Bla-bla car»-водитель был не прочь делать «бла-бла-бла» по телефону. И во время манипуляций со своей трубкой и системой «хэндс-фри» своего автомобиля он мог убирать руки с руля. Иногда совсем. Да, и в те моменты, когда он не говорил по телефону, на баранке присутствовали, в лучшем, случае два пальца. Музыкальный вкус извозчика тоже не радовал. Поэтому, мне пришлось уткнуться в «Войну бесконечности».

На подъезде к самозваной, как и все другие культурные столицы, культурной столице Татарстана нас встретила кольцевая развязка – с клумбой в центре, и в окружении каких-то флажков на длинных столбиках. А вторым поясом в круговороте автомобилей стоял частный сектор.

Спустя минуту-другую мы въехали в сам город. Пока мы ехали до конечной остановки, в окна бросались виды старинных домов. Дома были разные: деревянные с резным декором, или каменные с лепниной. Когда-то в них жили зажиточные горожане, знаменитые личности. Городской пейзаж заставил мысль «куда мы, черт возьми, приехали?» отступить. И вместо нее пришло понимание «а, вот куда я приехал».

Конечной точкой маршрута стал фаст-фуд с ирландской фамилией.

Не сказать, что еще одна достопримечательность, но все же хороший ориентир. Наш водитель отчалил, что называется, в закат, предоставив нас самим себе. Чтобы определиться с маршрутом, мы сели на скамейку возле ДК «Энергетик». Возле такого дворца грех не выпить кофе, и не съесть по бутерброду. Заправившись калориями, мы пошли по единственному признаваемому мной маршруту – прямо. Да, вот так просто.

Проспект Нефтяников, по которому лежал наш путь, был «добрым близнецом» альметьевской улицы Нефтяников. Вместо бесконечной автомагистрали с асфальтовой каймой в обрамлении многоэтажек, это была уютная улочка с домиками максимум в три этажа. Почти у каждого перекрестка что-то среднее между горшком и клумбой – с цветами.

Так и вывел нас проспект к улице Казанской. Сначала к памятнику кавалерист-девице Надежде Дуровой. Той самой, что послужила прототипом для главной героини «Гусарской баллады». Мемориал стоит прямо перед воротами Троицкого кладбища, которое, к сожалению, было закрыто, и попасть за ворота нам так и не удалось.

А оттуда мы свернули в Александровский парк. В отличии от многих парков культуры имени отдыха, он удивил своей плотностью – чувство будто вышел в лес. А в самой глубине есть уютный клочок настоящего леса, в котором и Шишкину было б не стыдно написать очередной пейзаж. Деревья там такие высокие, что их кроны куполом смыкаются над головой, и лишь самые настойчивые солнечные лучи пробиваются сквозь них. А еще там пахнет сыростью, как в грибном овраге. Но бродить по самой окраине – удовольствие для редких любителей. В более посещаемых туристами и, думается мне, местными жителями местах, установлены всевозможные беседки и скамейки на все случаи жизни и любые обстоятельства. Есть памятники как более привычные в виде скульптуры – Бездомной собаке, например (она и мелочь для своих бездомных сородичей собирает). Есть и более своеобразные мемориалы – Дерево потомков.

Если немного отвлечься от красот природы, то можно обнаружить, что выход из парка находится на другом уровне, в отличие от входа. Стоя на мосту, можно посмотреть вниз, но кроме листьев вы ничего не увидите. Справившись у городской карты, мы пошли к Шишкинским прудам. Дорога до них была совсем близкой. Лежала она через площадь памяти. Тут все по классике, и вечный огонь присутствует. И прямо на территории прудов находится городской майдан. В отличие от нашего, альметьевского – это просто беседка в чистом поле. Может оно так и правильнее – площадь как-никак.

Несмотря на недоступность для туриста дикого, туристов цивилизованных организованных находятся рейсовые автобусы. Их привозят на экскурсии по историческому району из окрестных городов. Экскурс начинается с сувенирного магазина – чуть ли не у двери останавливается автобус. Там есть все, что нужно туристу во все времена. Ручки, магниты, значки, кружки, картины – все это с видами 1000-летней культурной столицы. В крайнем случае, с названием. Цены, как и положено сувенирному магазину, кусаются.

Выйдя из магазина, мы продолжили свой не очень долгий путь по всем туристическим маршрутам. Архитектура времен, когда Елабуга была столицей Елабужского уезда Вятской губернии Российской Империи, впечатляет. И даже более поздний архитектурный период тоже. Строения здесь самые разнообразные, но этажность малая. Самый высокий дом в пять этажей. Есть и одно этажные деревянные, есть дома из белого камня – у них балконы угловых квартир выходят на дорогу. Жизнь в культурно-историческом центре тихая и размеренная. Туристы хоть и водятся, но ведут себя скромно – можно сказать благочинно, внимания к себе особого не привлекают. Разве что дети могут шумно обсуждать что-то свое, не обращая внимания на своего гида.

Из-за явного преобладания частного сектора в городе постоянно витает дымок. Топятся бани, кто-то разводит костер на своем участке. Вдоль улиц своих домов стоят колонки – каждый прохожий может попить холодной воды, или умыться. Это явление удалилось из всех более-менее крупных городов, и осталось только в селах, да и то не во всех. Узкими улочками исторического центра или частного сектора можно бродить до бесконечности, но займет это у вас (как бы странно не звучало) от силы 40 минут. Это времени должно хватить на то, чтобы не торопясь обойти дома именитых купцов, многочисленные памятники всему на свете, церкви и храмы. Некоторые дома сами по себе памятники. В эту эпоху они были, наверное, можно так выразиться, градообразующими предприятиями. А некоторые дома удостоились звания исторического наследия исключительно из-за своей древности.

ЮНЕСКО хоть и охраняет эти дома от сноса, но как они стояли пустующими, так и стоят. По ночам окна своими пустыми глазницами смотрят на улицу – не видят, только слышат и чувствуют прохожих. Многие из окон разбиты, а рамы держаться лишь на честном слове своего строителя. Но необитаемы эти дома только на первый невооруженный взгляд со стороны фасада. Если зайти во двор, то можно сразу обнаружить следы чьего-то пребывания. И следы эти исторической ценности никакой не представляют – исключительно улики. Пустые бутылки, рваная одежда, окурки. Впрочем, днем пустующие постройки населяют коты всех пород и раскрасов – бродят с важным видом по заросшим травой дворам, не обращая и малейшего внимания на своих незваных гостей.

В другой части Елабуги, где все не такое одноэтажное расположились обычные советские дома. На фасадах некоторых можно найти то, что сейчас называют стрит-артом.

Дома эти абсолютно обычные – есть они в каждом российском городе. Высота их от трех до пяти этажей, количество подъездов от силы пять. Уютные дворики, а граница улицы четко очерчена. Но и до этих мест добралась современная мода на современное жилье. Один из таких домов воткнули как кол в городской ландшафт. Стоит он на облагороженном, но все же, пустыре, а чуть поодаль виднеется второй не столь высокий и не такой стеклянный, но такой же непонятный домина. Возле первого такого красавца стоит непропорционально маленькая детская площадка. Выглядит она как неуклюжее извинение застройщика за непропорционально большую стоимость апартаментов перед жильцами. Никакого намека на уютный двор здесь нет и в помине.

Дело близилось к вечеру, как говорится, смеркалось. Перед отъездом мы решили подкрепиться во все том же ресторане быстрого питания, у которого наш вояж начался. Ничто не предвещало беды. Татьяна набирала номер нашего очередного «бла-бла»-водителя, а я смотрел куда-то вдаль на ту часть города, которая была уж больно современной, застроенной типовыми домами больше напоминала соседа – Набережные Челны. А Челны я не люблю.

Разговор с водителем закончился, и на лице своей спутницы я увидел такое же виновато-неловкое выражение лица, какое, наверное, было и у вышеупомянутого застройщика. Единственный рейс, который довез бы нас обратно, оказался на завтра. Сработал, что называется, человеческий фактор. Но ничего не поделаешь, надо как-то выходить из положения. Перебрав все более и менее подходящие варианты, мы остановились на том, что нам надо остановиться в гостинице. Современные технологии пришли на выручку, и не сходя с места мы забронировали номер в ближайшем отеле. Название его (да не будет это рекламой) перекликается с фамилией самого хвойного, утреннего и медвежьего живописца всея Руси. Стояла она на той же площадке, куда подвозили туристов и были сувенирные лавки в ассортименте.

Номер наш оказался довольно уютным, а в его цену входил завтрак в формате «шведского стола», чем мы и воспользовались на следующее утро.

Покинув гостиницу, мы отправились на свой второй, немного укороченный тур по достопримечательностям. Дом Бехтерева, Цветаевой и других замечательных людей. Видимо, воскресенье день совсем не туристический и все они были закрыты для посещения. Первый день – туристов слишком много, второй день – слишком мало. Как оказалось нам не угодишь. А может быть, что был просто санитарный день, и работникам музеев надо было подготовить свои рабочие места к следующему наплыву желающих прикоснуться к истории. Им нужно вернуть каждую пылинку веков на свое законное место.

А на обратном пути все было примерно также. С той лишь разницей, что водителем нашим оказалась матерая женщина-таксист. Ехали мы немного с меньшим комфортом – салон был полон под завязку. Но это не помешало мне досмотреть «Довлатова». Приехали мы обратно опять же, под закат. Это был теплый сентябрьский вечер. И таким может быть только вечер сентября.