В отличии от своего предшественника, 2020 запомнился миллиардам людей на планете. Я не знаю какой год мог бы с ним сравнится в плане захвата медийного пространства.

Начался этот эпический и невероятно мемасный год с авиаудара по аэропорту Багдада, в результате которого минуснулся генерал Касем Сулеймани. Ровно через 7 дней, как в плохом ужастике, иранцы сбивают «Боинг» украинских «Международных авиалиний». Результат — 176 погибших.

И тут понеслась.

Опять же январь. Но уже Китай. Умирает первый человек, угадайте от чего. Правильно от коронавируса.

На другом конце света, в США, в результате авиакатастрофы погибают Коби Брайант и его 13-летняя дочь Джианна. Отдавали дань уважения все, кто не ленивый.

Февраль отметился обострением международных отношений. На этот раз с Турцией. Почему? Потому что Дамаск и Анкара не поделили курдов, которых последняя люто бешено ненавидит и стремится уничтожить. А Россия вступилась. И не может наладить их по сей день.

В Африке повторились Казни Египетские. Рекордное нашествие саранчи послужило причиной голода миллионов человек.

Март. О, да. В мире объявляется пандемия коронавируса. Закрываются границы, падают цены на нефть, к порогу начинает красться белый пушной зверек — писец. Зверь крепчал и матерел не по дням, а по часам.

В результате вырос в новый мировой финансовый кризис. Посыпались биржи, процент безработицы взлетел до небес, увеличилось число разводов, а маски, санитайзеры и латексные перчатки из товаров 555-ой необходимости стали товарами всенародного потребления.

Будто этого было мало, в мае встретились два одиночества. В Миннеаполисе колено белого полицейского повстречало шею чернокожего бывшего заключенного Джорджа Флойда. И все мы прекрасно знаем к чему это привело. Три не-советские буквы «BLM» с нами надолго.


А на Великой Руси произошла техногенная катастрофа в Норильске. В результате из резервуара для хранения топлива вылилось почти 22 тысячи тонн соляры, а один известный журналист в определенных кругах получил прозвище Алексей Норильский.

И если в июне нам немного дали передохнуть, июль громко напомнил о том, что расслабляться рано. Я\Мы Фургал — столица протестов России ушла сметилась далеок от столицы формальной. В Хабаровске начинаются массовые протесты против смены главы региона Сергея Фургала. Вместо харизматичного лидера из формальной столицы пришел любитель банных посиделок и приверженец традиционных семейных ценностей.

Август. В Ливане громыхнуло на весь мир — так, что было видно из космоса. С 2013 года на одном из портовых складов Бейрута взорвалось 2750 тонн селитры. Теперь на месте аварии воздвигают памятник.

«#живебеларусь» — еще один из лозунгов, или даже девизов, года. Выборы в соседской республики закончились непредсказуемой победой действующего президента Александра «Бацки» Лукашенко. Народ с лозунгами «Беларус лайвс мэттер» и «Я\Мы демократия» — то есть «Живе Беларусь» вышли на улицы да так, что по домам их так и не разогнали.

Опять же на Святой Руси отравили «Оппозицион фюрера» (выражаясь языком немецких коллег-журналистов) Алексея Навального. История мутная, не понятная, хотя все всё понимают (выражаясь языком еще одного коллеги). Штирлиц подумал «Новичок», либералы подумали «Путин», Путин подумал «Бля, опять?!». На том и разошлись.

Сентябрь вернул в обиход широких масс топоним Нагорный Карабах и термин международной политики «Пантуркизм». Гибнут мирные жители.

Второй месяц осени напомнил нам о том, как должен выглядеть старый добрый политический протест. В Нижнем Новгороде совершила акт самосожжения Ирина Славина. Современные борцы с системой наконец-то почтили классиков. Например, Тхить Куанг Дыка. Просто загугли.

А в ноябре начались выборы в США. Непредсказуемо победил Джо Байден, оставив Дональда Фредериковича Трампа позади. Такая она американская демократия. Почему она такая? Потому что параллельно с изберкомом свой подсчет голосов ведут крупные медиакомпании. И они назвали Байдена победителем раньше ответственных госструктур.

И, конечно, в полку героев «Я\Мы» прибыло. И, вообще, этот месяц был богат новостями спорта. Артем Дзюба попался за дрочкой. Вообще, интересная картина на Западе «Me too», у нас «Я\Мы».

И вторая новость из мира спорта — закон «Родченкова». Этот акт позволяет привлекать к уголовной ответственности тех, кто «нарушает антидопинговые правила на международных соревнованиях».

Декабрь, конечно, прошел под именем берлинского пациента. Алексей Навальный выдал две части совместного расследования с иностранными спецслуж… ой… иностранными СМИ. Что тут можно сказать, Том Клэнси отдыхает. Один сюжет кручёнее другого. На эту новость хором отозвались деятели массмедиа — от мала до велика.

Вот таким был этот тяжелый год, а следующий будет тяжелее, чем тот. Остается только пожелать…